21 декабря 2018 года 13:51

Будут ли белорусские компании платить «налог на Google» в России с 2019 г

МИНСК, 21 декабря –ПраймПресс. В России в 2019 г существенным образом изменится механизм взимания «налога на Google», представляющего собой НДС, уплачиваемый иностранными компаниями с так называемых электронных услуг, оказываемых российским пользователям.

Сегодня иностранные компании обязаны стать на учет в Федеральной налоговой службе (ФНС) России и самостоятельно уплачивать НДС в случае оказания электронных услуг физическим лицам (B2C сегмент). С 2019 г необходимо будет становиться на учет и уплачивать НДС независимо от того, кто является покупателем этих электронных услуг в России: юридическое лицо, индивидуальный предприниматель или физическое лицо. «Данные изменения в российский Налоговый кодекс были приняты еще в конце 2017 г, но вступают в силу только с 1 января 2019 г. Фактически речь идет о том, что обязанность по исчислению и уплате налога в сегменте B2B будет переложена с российских компаний-заказчиков на иностранные компании, оказывающие электронные услуги», - рассказал Вадим Ильин, партнер компании EY, руководитель практики оказания услуг в области косвенного налогообложения в СНГ, в комментарииагентству ПраймПресс.

Электронные услуги в соответствии с российским законодательством включают в себя довольно широкий перечень услуг в электронной форме, которые оказываются автоматизировано через сеть Интернет. Это, в частности, предоставление прав на софт и базы данных, рекламные услуги, торговые площадки, хранение и обработка информации, ведение статистики, поддержка сайтов, хостинг и ряд других услуг.

Иностранные компании, оказывающее электронные услуги российскому бизнесу, должны будут подать заявление о постановке на учет в ФНС России до 15 февраля 2019 г. Согласно текущим разъяснениям ФНС России постановка на учет будет обязательной и в случае, если оказываемые иностранной компанией электронные услуги освобождаются от НДС в России, например, при предоставлении прав на использование компьютерных программ.

Вадим Ильин отметил, что данные изменения затрагивают не только интернет-бизнес, но и широкий спектр внутригрупповых взаимоотношений, когда, например, в рамках договора на оказание услуг с материнской компанией российская компания международной группы использует базы данных, программное обеспечение или иные услуги, подпадающие под определение электронных услуг. Поэтому невозможно спрогнозировать даже примерное число иностранных компаний, которые должны будут стать на учет в ФНС России. При этом в случае, если иностранная компания не станет на учет в налоговом органе, ответственность за неуплату НДС, в первую очередь, будет нести иностранная компания-исполнитель, а не российская компания-заказчик.

Как пояснил Андрей Кулагин, старший налоговый консультант компании EY Belarus, вопрос о необходимости в постановке на учет в ФНС России белорусских компаний, оказывающих электронные услуги российскому бизнесу, не является однозначно решенным. В Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), в состав которого входит и Россия, и Беларусь, единые принципы взимания НДС во взаимной торговле, в том числе при оказании услуг, определены Протоколом о порядке взимания косвенных налогов, который является одним из приложений к Договору о ЕАЭС. Вместе с тем данный протокол не содержит каких-либо особенностей в отношении электронных услуг, допуская тем самым различные подходы к их интерпретации с точки зрения налоговых последствий по НДС в России.

«В условиях правовой неопределенности нельзя исключать риск того, что в отношении белорусских компаний, оказывающих электронные услуги российскому бизнесу, никаких исключений в части необходимости постановки на учет в ФНС России применяться не будет. И определенный прецедент в некотором смысле уже был создан тем, что одна белорусская компания сегодня состоит на учете в ФНС России в качестве налогоплательщика НДС в связи с оказанием электронных услуг в сегменте B2C», – отметил Андрей Кулагин.

«В настоящее время ведется работа по унификации позиций стран ЕАЭС в части налогообложения и налогового администрирования НДС в отношении электронных услуг, однако пока неизвестно, когда именно согласованная позиция стран по таким услугам найдет свое отражение в виде соответствующих изменений в протоколе», – добавил Андрей Кулагин.

EY является международным лидером в области аудита, налогообложения, сопровождения сделок и консультирования. В СНГ компания работает с 1989 г. В 19 офисах EY (в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге, Казани, Краснодаре, Ростове-на-Дону, Владивостоке, Тольятти, Алматы, Астане, Атырау, Бишкеке, Баку, Киеве, Ташкенте, Тбилиси, Ереване и Минске) работают 4,5 тыс специалистов. В Беларуси EY работает с 1994 г, является координатором консультативного совета по иностранным инвестициям при правительстве Беларуси с 2001 г. Штат сотрудников насчитывает более 450 человек.

Название EY относится к глобальной организации и может относиться к одной или нескольким компаниям, входящим в состав Ernst & Young Global Limited, каждая из которых является отдельным юридическим лицом. Ernst & Young Global Limited - юридическое лицо, созданное в соответствии с законодательством Великобритании, - является компанией, ограниченной гарантиями ее участников, и не оказывает услуг клиентам.



-->